Templates by BIGtheme NET
Главная » Здоровье » Леонид Рошаль: в РФ дефицит финансирования медицины и недостаток врачей

Леонид Рошаль: в РФ дефицит финансирования медицины и недостаток врачей

Почему здравоохранение питается крохами от бюджетного пирога и как восполнить нехватку врачей?

О насущных проблемах отрасли «АиФ» поговорил с главой Национальной медицинской палаты, известным детским доктором Леонидом Рошалем.

Леонид Рошаль: надо обсуждать с народом все изменения в здравоохранении

Юлия Тутина, «АиФ»: Леонид Михайлович, денег в здравоохранение в последние годы вкладывается немало, как бы мы ни ругали власти. Но только, похоже, идут они не туда? Иначе почему до сих пор так проблематично получить качественное лечение вовремя?

Леонид Рошаль: Я не могу подтвердить, что деньги идут не туда. Большая часть идёт «туда», но их недостаточно. О каком достаточном финансировании может идти речь, если наше здравоохранение явно недофинансировано? Сейчас в России на здравоохранение приходится 3,4% ВВП, и процент с годами только снижается. В европейских государствах эта цифра достигает 9-10%. Хочу отметить, что там в евро и долларах, а у нас в рублях. К тому же, ситуация усугубляется падением рубля по отношению к доллару и евро, инфляцией и зависимостью от импорта по очень многим позициям. В России финансирование на одного человека в год составляет около 350 евро, в Германии, Франции — не менее 5 000 евро.

Мы не просим баснословных денег на здравоохранение. Однако насущная необходимость — нивелирование расхождений доли расходов на здравоохранение в ВВП по сравнению с долями расходов на здравоохранение других стран. Для того, чтобы в России была более или менее нормальная медицина, нужно перечислять в эту сферу не менее 5% ВВП, при условии сохранения и дальнейшего развития оставшейся системы советского здравоохранения.

В стране острый кадровый дефицит, не хватает врачей в первичном звене, не хватает узких специалистов. И «оптимизация» не решила кадровую проблему.

Леонид Рошаль

Поручение президента России Владимира Путина об увеличении заработной платы врачам привело не к увеличению государственных расходов на заработную плату, а к придуманной финансистами «оптимизации» со всеми негативными последствиями. В стране острый кадровый дефицит, не хватает врачей в первичном звене, не хватает узких специалистов. И «оптимизация» не решила кадровую проблему. Отсюда и невозможность получить лечение вовремя. По некоторым данным, у нас только анестезиологов в два раза меньше, чем нужно. Необходимо иметь план, каким образом мы будем ликвидировать кадровый дефицит. Это должен быть государственный план, четко проработанный, с выделенным финансированием. Но пока такого плана на государственном уровне нет.

Мы ставим эти вопросы очень остро. И они станут предметом обсуждения на масштабном Конгрессе «Российское здравоохранение сегодня: проблемы и пути решения». Он проводится совместно с Минздравом России в конце октября — начале ноября этого года.

— Министр здравоохранения рассказала, что просчитана система, позволяющая каждому жителю страны, даже в глубинке, рассчитывать на то, что врач приедет к ним быстро. Но все упирается в региональное начальство: где губернатор думающий, дела налаживаются, а где нет — воз и ныне там. Может быть, необходимо вернуть принцип работы как в СССР, когда была четкая вертикаль власти? Вот как это стараются сделать в области образования?

— Система действительно просчитана, и за это спасибо Минздраву. Но для идеальной реализации нужны время, деньги и большое желание руководства регионов. Этот же не секрет, что за организацию медицинской помощи отвечает регион и его конкретный руководитель. Помочь в решении этих и других задач может введённая нами общественно-государственного форма управления профессиональной деятельностью. Мы не зря уже много лет говорим об общественно-государственном партнерстве. И не только говорим, но и многое делаем в этой области. Можно сколько угодно сегодня сетовать на «неправильную» власть в регионах, но если принять как факт, что сегодня у нас нет вертикали власти в здравоохранении и местная власть иногда не может, а порой даже и не хочет что-либо делать для развития здравоохранения, и тоже сложить руки, то ситуация от этого не улучшится. У нас накоплен богатый опыт взаимодействия общественных профессиональных организаций — региональных отделений Национальной медицинской палаты с исполнительной властью на местах. Не всегда это сотрудничество складывалось просто, требовались встречи, беседы, разъяснения, иногда подготовительная работа к сотрудничеству занимала немало времени. Но сегодня во многих регионах губернаторы поддерживают начинания Нацмедпалаты, оказывают помощь и содействие. Скоро будет вручение Премии Национальной медицинской палаты, и в том числе мы будем награждать общественные организации. Сегодня очень важно поддержать те из них, которые многое делают для защиты врачей, а следовательно и пациентов, те из них, которые смогли наладить эффективный контакт с региональными властями. На своем собственном опыте мы оценили, насколько велика роль профессиональных общественных организаций для развития здравоохранения. И, награждая общественные организации за успехи, хотим показать, что их ежедневная и эффективная работа не остается незамеченной. Мы оказываем и намерены продолжать оказывать содействие в работе общественных организаций, которые могут отстаивать и представлять интересы профессионального медицинского сообщества на всех уровнях.

Если человек обучался за счет государства, должен и он каким-то образом вернуть свой долг, отработав по специальности там, где есть необходимость в кадрах.

Леонид Рошаль

Добровольная ссылка. Как живут врачи, за миллион рублей переехавшие в село

— Недавно «АиФ» опубликовал большое расследование, касающееся нехватки медперсонала. Оказалось, «Земской врач» работает со скрипом — получив деньги, молодые спецы предпочитают вкладывать их в жилплощадь в городе, куда и убегают, едва отработав по распределению. Девушки стараются все время просидеть в декрете. Целевой набор буксует — возвращаться в свои родные пенаты дети, за которых заплатили местные власти, не спешат. Так как все же решить эту проблему?

— Думаю, что вы сгущаете краски в отношении миллиона. Только что на подгруппе «Политика в области здравоохранения» ОНФ мы обсуждали эту проблему. Такие факты, к сожалению, есть, но очень многие все же приходят работать на село. Как я уже говорил, нужен продуманный и профинансированный государственный план для решения проблемы. Дефицит кадров — это не проблема Минздрава, региональных министерств и департаментов здравоохранения — это социальная общегосударственная проблема. И она, к сожалению, в запущенном состоянии. Мы сами себе в этом вопросе изрядно навредили, отменив в 90-ые годы распределение выпускников, которые обучаются за государственный счёт. Программа «Земский доктор», по которой при переезде на работу в сельскую больницу врач получал 1 миллион рублей — сработала частично, но не решила проблемы полностью. В селах по-прежнему дефицит врачей. Даже с миллионом не все готовы возвращаться в села и идти в первичное звено. Не хотят потому, что не созданы социальные условия. Национальная медицинская палата выступает за возвращение распределения выпускников, которые обучаются за счет государства. Приходилось слышать возражения, что, мол, таким образом мы нарушим права выпускников. Но я не согласен с этой точкой зрения. А мы не нарушаем конституционное право на получение медицинской помощи каждому россиянину? Если человек обучался за счет государства, должен и он каким-то образом вернуть свой долг, отработав по специальности там, где есть необходимость в кадрах. Кроме того, я сам прошел эту школу и скажу, что для молодого врача это бесценный опыт. Но, повторюсь, необходимо одновременно с возвращением распределения думать о социальных гарантиях для молодых врачей, это должно решаться на государственном уровне.

Будущее — за биомедициной. Инновационные идеи представили в Геленджике

— На днях в Геленджике прошла большая выставка современных отечественных медтехнологий. Каких невероятных новинок там только не демонстрировали! Значит, вопреки опасениям скептиков импортозамещение в медицине — реальность?

— Само по себе импортозамещение — это прекрасно. Но необходимо, чтобы мы получали не просто российское название на оборудовании: оно должно отвечать всем современным мировым стандартам, быть отличного качества. Ведь речь прежде всего идет о том, чтобы отечественное оборудование и технологии соответствовали уровню зарубежных и могли с ними конкурировать на равных. Для того, чтобы массово замещать импорт в медицине, понадобится несколько лет. Я думаю, что только на становление производства уйдет не менее 5 лет. С мозгами и изобретениями в России проблем нет, а вот на воплощение идей, на вывод их в массовое производство — для этого нужно время. И эта тема — также предмет обсуждения на предстоящем конгрессе. В этом направлении мы делаем совместное с министерством промышленности Российской Федерации мероприятие в рамках Конгресса и будем проводить конкурс на лучшее медицинское изделие, сделанное в России и из отечественных элементов.

В результате причинения вреда жизни и здоровью медработника страдает не только он, но и определённое или неопределённое число пациентов, остающихся без возможности оперативно получить медицинскую помощь. Мы выступили за то, чтобы причислить медицинских работников к категории лиц, за причинение вреда которым предусматривается повышенная ответственность.

Леонид Рошаль

— Вы — один из первых в медсообществе, кто подмечает самые острые точки, не позволяющие здравоохранению нормально функционировать: защита врачей как физическая, так и правовая, страхование пациентов… Какие новые законы сейчас особенно актуальны?

— Сегодня врачи — это одна из самых социально-уязвимых групп, и все мы знаем, что растет число нападений на медицинских работников во стороны пациентов или их родственников и знакомых. Еще в октябре 2016 года совместно с экспертами Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) мы подготовили проект «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». В нем мы предложили принципиально новый подход к усилению ответственности за причинение вреда жизни и здоровью медицинского работника — введение самостоятельной законодательной нормы. В отличие от иных законопроектов, эксперты Палаты исходили из критерия общественной значимости профессии врача, т.к. в результате причинения вреда жизни и здоровью медработника страдает не только он, но и определённое или неопределённое число пациентов, остающихся без возможности оперативно получить медицинскую помощь. Мы выступили за то, чтобы причислить медицинских работников к категории лиц, за причинение вреда которым предусматривается повышенная ответственность. Такие нормы защиты закреплены законодательно для сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и их близких, представителей власти и их близких. Депутатами Государственной Думы был подготовлен проект закона, в котором есть много положительного, но отдельные формулировки нуждаются в обсуждении. Сейчас эксперты Национальной медицинской палаты включены в состав рабочей группы по доработке законопроекта, и мы надеемся, что работа над этим документом позволит сделать предложенный проект более жизнеспособным. Позволит, по крайней мере, обозначить, что за воспрепятствование деятельности медицинского работника правонарушитель будет отвечать по специальной норме УК РФ.

— На конгресс Национальной медицинской палаты, которую вы возглавляете, соберутся сотни специалистов и чиновников. Значит ли это, что голос простого врача все лучше слышат власти? Чувствуете ли вы и ваши коллеги позитивные сдвиги в этом плане?

— Как раз сама Национальная медицинская палата построена так, чтобы можно было слышать голос каждого врача. Мы предоставляем возможность каждому высказаться и никогда не караем за мнение. Наоборот, мы стимулируем народ говорить, народ у нас умный. Его только слушать нужно. Конечно, такие сдвиги есть. Я ответственно заявляю, что подобного Конгресса давно в России не было. Он не решает какой-то один отдельный вопрос, как это бывает, когда отдельно собираются кардиологи, отдельно пульмонологи, отдельно организаторы здравоохранения и т.п. На этом конгрессе соберутся все вместе и будут решать те вопросы, которые интересны всем участникам здравоохранения, — от пациентов до руководителей отрасли. В программе конгресса два пленарных заседания и более 30 различных конференций, симпозиумов, круглых столов. В них примут участие не только региональные министры и руководители департаментов здравоохранения, не только руководители лечебных учреждений, но все, кто включен в цепочку отрасли, — от министра до фельдшера ФАПа. Мы будем ставить самые острые вопросы — обсудим, как лучше лечить, проблему кадрового голода в отрасли, поднимем насущный вопрос с лекарственным обеспечением — не секрет, что граждане недовольны им — надо решать вопросы ухода от контрафакта, вопросы ценообразования на лекарства. Мы обсудим работу служб «скорой помощи», вопросы о здоровье работающего населения. Мы будем говорить о профессиональных вопросах в отрасли — о клинических рекомендациях и протоколах, о результатах первичной аккредитации и допуске к профессии, об образовании. И, конечно, о финансировании, потому что мы уже на грани. Лозунг этого мероприятия — «говорить можно все и всем». Главное, чтобы это критика была конструктивной, мы хотим слышать предложения. Каждая секция, каждый круглый стол будут заканчиваться определенными решениями. Эти решения не будут носить декларативный характер, как в случае с решениями, которые никто не читает. Мы обязательно доведем их все до руководства страны и совместно с правительством будем держать их выполнение на контроле, как это уже было во время предыдущих съездов Нацмедпалаты.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Comments links could be nofollow free.